celicia_a: (Мадам Виктуар)
Меня в детстве безуспешно приучали есть с хлебом. Отец за обедом обычно напоминал, я брала ломтик и без особого восторга его ужевывала. Или не брала, когда уже постарше стала. До сих пор хлеб я воспринимаю как полуфабрикат для бутерброда. Изредка могу сточить кусочек без ничего, если это действительно вкусный хлеб, сам по себе вкусный. Но вот так чтобы за обедом, в одной руке ложка/вилка, а в другой руке ломоть и чередуешь, чередуешь... так и не приучили.

Много лет спустя отец рассказал, что его самого ребенком научили так есть. Ну и он как добросовестный родитель, надо значит надо, с хлебом значит с хлебом. И только когда его собственные дети уже выросли, бабушка проговорилась:
- А Витенька такой хороший был мальчик, такой послушный. Скажешь ему: "Ешь с хлебом", он и ест. А ведь с хлебом-то гораздо дешевле.

Сразу замечу, что лейтмотивом бабушкиных мемуаров было то, как плохо и голодно жилось их семье. Упоминания об этом исчезают лишь примерно после конца сороковых.
celicia_a: (Default)

Митя и Анечка... Дмитрий Резников и Анна Шульман. Они поженились в сентябре 1940, к лету следующего года ждали ребенка. Больничный лист Анне дали с 22 июня 1941 года.
... Митя, военный летчик, погиб в первые месяцы войны. Маленькая Эммочка умерла в эвакуации от воспаления легких, не дожив даже до года...
celicia_a: (Default)
"Все сведения о родителях и о Нюсе я получала от Евы. (...) Она мне писала, что Нюся осталась в Ленинграде. Тогда я подробностей не знала, но что пришлось пережить нашей Нюсеньке в голодном Ленинграде трудно описать. Сначала жила в общежитии, потом перешла к дяде (...). Тетя Маня – сестра моего папы (...) эвакуировалась в Башкирию. Она вполне могла взять с собой и Нюсю, но побоялась лишнего рта. Мама моя до самой смерти не могла простить эту обиду.

У дяди было холодно и голодно. Сам он работал в торговле, сначала кое-чем помогал ей, а потом ничем. Она не училась, лежала голодная в темной неотопленной комнате. С большим трудом ходила в магазин за кусочком хлеба, съедала его и этим жила. Дошла до крайнего истощения. Она мне рассказала такой случай: она ушла за хлебом, в это время пришел дядя, сварил себе суп и съел его. Когда пришла Нина, он сказал: "Ты ушла, а я здесь суп варил, была бы ты дома и ты поела бы". Он ушел, а Нюся помыла кастрюлю из-под супа и выпила эти помои.

И еще такой случай. Она получила немного пшена, случайно рассыпала его на паркетный пол, а потом ползала и искала каждое зернышко.

Когда открыли "Дорогу жизни", всех студентов-дистрофиков вывезли в Пятигорск. В дороге их осторожно приучали к еде, давали маленькими порциями, чтобы не умерли, а в Пятигорске откармливали."

Нюся-Нина - это моя родная бабушка, мать моего отца. В 1941 году ей было 18 лет. Вот ее довоенная фотография (сорокового года):



Блокада непоправимо подорвала ее здоровье.
celicia_a: (Луиза)
Из воспоминаний Анны Михайловны Шульман. В 1940 году она вышла замуж за военного летчика. К лету следующего года они ждали ребенка:

"21 июня я пошла в женскую консультацию за больничным листком. Тогда дородовый отпуск давали только на 28 дней. Больничный лист мне дали С 22 ИЮНЯ 1941 г., он у меня хранится. 21-го вечером мы смотрели фильм в летнем кинотеатре. Вечер был тихий, теплый, ласковый. Пришли домой и легли спать. В 6 часов утра нас разбудили по тревоге. Митя убежал в свою часть, а я пошла в аптеку (я еще не успела ее передать). Сидели каждый на своем месте и ждали отбоя тревоги. Только в 12 часов дня мы узнали, что началась война.
(...)
Read more... )
Page generated Sep. 21st, 2017 08:39 am
Powered by Dreamwidth Studios